Публикации
в прессе
Научные
публикации
Воспоминания
и отчеты
Описания

К тридцатилетию исследований системы Снежная-Меженного
КС МГУ

Отчет об Экспедиции Клуба спелеологов МГУ в пещеру Снежная.
5-й категории.

Август 2001-го года.
Москва.

2001-2003

Общий план отчета.

I)   Введение
II)  Цели, тактика, планы,  ресурсы
III) Итоги, результаты, график выходов
IV) Дневник экспедиции с субъективными комментариями
V)  Описание пещеры Снежная
VI) Справочные материалы, схемы, фотографии

I. Введение.

Сроки -- 6-26 августа 2001 года

Состав:

1.   Косоруков Юрий -- руководитель
2.   Коледов Анатолий
3.   Банковский Антон
4.   Банковская Екатерина
5.   Чичеров Антон -- ответственный за подземную работу
6.   Шумейко Андрей -- зам. руководителя
7.   Некипелова Жанна
8.   Шувалов Андрей
9.   Шабарова Татьяна -- доктор
10. Зызников Андрей
11. Быкова Елена -- ответственная за лагерь на поверхности
12. Бруно Гойман -- участник из Швейцарии
13. Леа Одермат --  « «
14. Давид Кристен -- «  «
15. Алдошкин Павел
16. Климова Люда
17. Скоров Андрей -- ответственный за модули (подземное питание и лагеря)
18. Бестужева Аглая
19. Румянцев Евгений -- ответственный за модули (подземное питание и лагеря)
20. Когай Юлия
21. Жолобенко Владимир

II. Цели, тактика, планы, ресурсы.

    Цели экспедиции: Спортивное прохождение пещеры до дна с целью оценки перспектив дальнейшей работы на дне и в притоках. Так же другими целями были замена навески и отработка тактики работы в пещерах подобного типа.

Тактика прохождения пропасти Снежная.

   Работа в пещере планировалась следующим образом:  на работу в пещере отводилось 15 дней (с 8­го Августа по 22­е включительно). Состав экспедиции состоял из вспомогательной команды и двух ударных троек. Вспомогательная команда должна была участвовать в навеске‚ переноске груза и обеспечении донных групп, для нее ставился постоянный лагерь в зале Победы,  на Пятом завале.  Ударные тройки шли до дна с передвижными лагерями. На  поляне Сувенир постоянно стоял поверхностный базовый лагерь.  После ознакомления с материалами по пещере и описаниями была отброшена идея нескольких стационарных лагерей, так как количество мешков резко возрастало. Так же не было возможности работать до дна с одним стационарным лагерем.

План работы по дням (предварительный).

Дни

ударные команды

вспомогательные команды

1

Навеска до Большого зала‚ заброска груза

Аналогично

2

Навеска до Университетского зала + заброска

То же

3

Отдых + сборы

Заброска груза в Университетский зал (­450)

4

Старт выхода на дно ­ до Зала Победы + ночевка

сборы лагеря в зал Победы

5

от зала Победы до  Гремящего завала + ночевка

заброска + установка постоянного ПБЛ в Победе

6

от Гремящего завала до зала ИГАН + ночевка

работа различных групп в районе зала Победы.
Работа по восхождению в районе Галереи (­250)

7

ИГАН ­ зал Икс ­ ИГАН + ночевка

  “            “            “           “          “

8

от Зала ИГАН до Седьмого завала + ночевка

  “            “            “           “          “

9

От седьмого до победы + ночевка

встреча донных групп в зале Победы

10

От Победы наверх

Сборы + начало выемки

11

Отдых

Выемка ПБЛ из зала Победы

12

Выемка

Выемка

13

Выемка

Выемка

14

Резервный день

Резервный день

15

Резервный день

Резервный день

  Первых два-три дня работа идет из лагеря на поверхности ­ вешается СРТ навеска до Университетского зала и туда заносится как можно больше снаряжения. Дальше до дна идут две группы‚ в нашем случае 3 и 4 человека‚ которые несут свои лагеря и обеспечение с собой. По плану, параллельно экспедиции КС МГУ, в пещере должна была работать группа спелеологов из Санкт-Петербурга под руководством Вали Рысцова.   Они должны были осуществлять навеску донной части, так как Рысцов был единственным человеком, бывшим на дне пещеры. Группы МГУ идут за питерцами на расстоянии дневного перехода и подносят им снаряжение для навески. При выемке веревки ниже Нулевого завала должны были базироваться около места навески в сохранных местах.

   По предварительному плану было изготовлено 8 модулей на семь дней работы плюс один модуль резервный на непредвиденный случай.  Этот «аварийный» модуль должен постоянно находиться с группой, как при движении вниз, так и наверх.

   Для команды из семи человек было приготовлено два подземных передвижных лагеря на 3-4 человека каждый. Вместе с личными вещами лагерь занимал два мешка чуть большего объёма, чем модуль.  Лагеря являются абсолютно одинаковыми по комплектации, то есть две команды теоретически могут идти независимо.

Состав подземного передвижного лагеря.

1.     Транспортные мешки -- 2 шт.
2.     Гермы с зажгутовками  -- 2шт. 
3.     Пенки укороченные -- 2 шт.
4.     Палатка каркасная с дугами  -- 1 шт.
5.     Полиэтилен -- 1шт
6.     Спальник синтепоновый на 3-4 чел  -- 1 шт.
7.     Посуда (2 кастрюльки + кружки +ложки) -- 1 компл.
8.     Аптека  -- 1 шт.
9.     Ремнабор -- 1 шт.
10.   Газовая горелка -- 1 шт. (Ещё была одна запасная на две команды)

   Также  вниз взяли запасной комплект снаряжения: самохват, спусковуху и бачок для карбидки. Контрольный срок, по договорённости с командой обеспечения, был  назначен  на 22-е августа.

Состав модуля.

 

Что

На группу 3-4 чел.

Кол-во в мешке

1

Мясо (сублимат)

100 гр.

200гр.

2

Макароны

350гр.

700гр.

3

Картофельное пюре

250гр.

500гр.

4

Гречка

300гр

600гр

5

Супы

1шт

2шт

6

Колбаса с/к

100гр

200гр

7

Сало

100гр

200гр

8

Сухари

100гр (объём 0.5л)

200гр

9

Бульонные  кубики

40гр -- 5шт

80гр

10

Соус

100гр

200гр -- 1тюбик

11

Чай

25гр

50гр -- 1 пач.

12

Кофе

12гр.

24гр  -- 12 пак.

13

Сахар

250гр

500гр

14

Шоколад

100гр -- 1плитка

200гр

15

Орехи (смесь)

100гр

200гр

16

Изюм, курага

100гр

200гр

17

Сгущенка

100гр

200гр

18

Витамины

3шт

7шт

19

Батарейки АА

4шт.

8шт

20

Свеча

1/2шт

1шт

21

Туалетная бумага

-

1рулон

22

Газ (500куб дм)

1шт

2шт

23

Карбид

2.4кг

4.8кг.

24

Перчатки х/б

-

1пара

Примечания:

   Норма на человека -- 750 г/сутки. Общий вес мешка 12 кг.

   Спелеологи из группы обеспечения ставят отдельный постоянный ПБЛ в зале Победы. Он служит для работы по исследованию района Пятого завала и для страховки донных групп. Этот ПБЛ заносится через день после ухода донных групп, чтобы не замедлять заброску их снаряжения и не путать мешки.  Снаряжение и питание для этого ПБЛ абсолютно независимо от снаряжения донных групп. Лагерь рассчитан на трех человек. Работа в нем ведется посменно. Выносится лагерь после прохода наверх донных групп со своими лагерями. 

  Обратно донные группы выходят в обратном порядке -- сначала спелеологи МГУ, потом, на расстоянии суточного перехода, группа из Санкт-Петербурга.

III. Итоги. Результаты. График выходов.

Хронология экспедиции (по дням Августа):

4 --  выезд из Москвы на поезде
6 --  прибытие в Адлер, переезд в Абхазию, ночевка в Дурипше
7 -- заброска вертолетом груза до Сувенирной поляны, остальные забрасываются пешком
8 -- 22го  работа в пещере Снежная.
23 -- сброска вертолетом.
24-25 -- отъезд в Москву.

Журнал выходов

N

дата

Состав

Время
(выход, приход, контр. срок)

приход
по факту

Цели Результат

1

8.08

Косоруков
Банковский
Давид

10.30  16.00 20.00  

1700

Навеска до конуса

2

8.08

Чичеров
Коледов
Быкова

14  20 22

1900

доработка навески + заброска груза до Большого зала

3

9.08

Румянцев
Зызников
Скоров

11  20   08

21

Навеска до Большого колодца (вынос части заначки Козлова 1992г.)

4

9.08

Шувалов
Алдошкин
Шабарова

14  21  08

01

Навеска Большого колодца

5

9.08

Банковкий
Банковская
Давид
Бруно
Чичеров
Шумейко
Некипелова

16  22  08

22

Заброска модулей до верха Большого колодца

6

10.08

Косоруков
Коледов
Шабарова
Леа

1230  20 23

2030

Заброска до Предколодца + фотовыход

7

10.08

Зызников
Быкова

1230 22 24

23

Заброска до Университетского зала

8

11.08

Шабарова
Бруно
Давид

1430  21 24

21

Замена навески в Большом колодце

9

12.08

Чичеров
Шумейко
Скоров
Зызников
Шувалов
Румянцев
Банковский

9-30,   Вечер 18-го, 20-го.

Вечер 19-го

Выход на дно Снежной.

10

14.08

Быкова
Бруно
Леа

13, 15-го, 10-00 16-го

 

Заброска ПБЛ в Зал Победы. (5 Трансов забросили за 8.5 часов.) Поднимались 8 часов.

11

14.08

Коледов
Алдошкин

   

Восхождение в Галерее

12

16.08

Алдошкин
Банковская
Юля Валина

13-00, 17-го, 10-00 18-го.

23-30 17-го.

Работа в зале Победы (Спуск 6.5 часов без трансов, подъём 8-9 часов)

13

17.08

Бестужева
Климова

   

Спуск до зала Гвоздецкого

14

17.08

Шабарова
Давид

   

Замена навески на ледовой Части

15

18.08

Шабарова
Бруно
Давид

10-30, 22-00 19-го, 10-00 20-го.

01-00 20-го

Выемка ПБЛ

16

21.08

Зызников
Быкова
Некипелова
Леа
Жолобенко

11-00 22-00  08-00

01-00

Выемка навески до снежного конуса

17

22.08

Чичеров
Шабарова

13-00 18-00  24-00

17-00

Выемка навески

Результаты.

  Совершено удачное спортивное прохождение пещеры Снежная до завала Метростроя.  Опробована модульная система жизнеобеспечения, которая, с некоторыми замечаниями, показала себя единственным, пока, методом прохождения данной пещеры. Улучшена навеска. Оценены перспективы работы на дне по дальнейшему прохождению пещеры.

График выходов экспедиции.

IV. Дневник экспедиции с субъективными комментариями, добавленными Тришкой (выделены курсивом).

4 Августа.    Как всегда на вокзале суета, мешки, поезд, в который эти мешки надо загрузить, жара, не очень приветливые проводники. И опять же как всегда все это в конце концов грузится, поезд трогается  и экспедиция начинается. В этом году на Снежную из Москвы выехали Антон Чичеров (Чич), Андрей Зызников (Фагот), Анатолий Коледов, Антон и Катерина Банковские, Паша Алдошкин с женой Людой, Бестужева Аглая, Татьяна Шабарова (Дарлинг), Лена Быкова, Володя Жолобенко. В Адлере к ним должны были присоединиться Юра Косоруков, Андрей Шумейко (Шум), Жанна Некипелова, Юля Когай, Андрей Шувалов (Шувалыч), трое швейцарских спелеологов и группа питерцев во главе с Валей Рысцовым. В Абхазии нас уже ждали Женя Румянцев (Тришка) и Андрей Скоров (Эшелон).

Августа.  Дорога. Ничего особенного. Ленка пытается вручную дошить изотермик.

Августа.  Утром поезд вяло втянулся в Адлер. Жара 30 градусов. На вокзале толпы народа, суета, гвалт. Начали выгружаться и таскать вещи, появился Юра, и сказал, что нанял автобус до границы с Абхазией за 100 рублей. Встретили питерцев, они сказали, что поедут позже.  На границе как всегда очередь и толпы. Границу переходили довольно долго: пограничники заставили просветить весь багаж и вдобавок перерыли несколько рюкзаков. Несколько полезных советов – одна тачка стоит 150 руб, договариваться надо сразу и за всю тачку, а то как только те ребята видят гору мешков, так сразу начинают пытаться взять плату по количеству мешков. Платить потом и стоять на договоренной цене. Пограничники с нашим братом спелеологом теперь с азартом играют в игру «найди трамал». Теперь их первый вопрос «Кто у вас доктор ?» и «Где ваша аптека?». Находя первое или второе или и то и другое сразу, они начинают их основательно потрошить в поисках искомых медикаментов, без которых ни одна нормальная экспедиция невозможна. Хорошо помогает метод косить под дурачка – первые говорят, что доктор идет сзади, а последние говорят, что он уже прошел, и вообще вроде ничего особенного в аптеке нет. Так же пару наших мешков распотрошили какие-то опера в  штатском в поисках ножей или чего-нибудь ещё. Нашли только раздавленный кетчуп в рюкзаке Банкохи. Это намек любителям огромных тесаков. После границы наняли два автобуса доехали до Дурипша и встали на ипподроме. Шумейко и Миша Шоломянский из питерской команды уехали за вертолетом в Сухуми. Этот долгий и трудный день достойно завершился пьяным мордобоем с местными джигитами. Поспать так толком и не удалось.

Августа.  Утром прилетел вертолет. Шум с удивлением обозрел поле ночного сражения, помятые и разбитые морды – когда это люди всё успевают?  Народ быстренько покидал мешки в вертолет, и он улетел на Бзыбский, взяв с собой Юру и Толика Коледова. Остальные пошли пешком. До начала подъема (тропы) на плато удачно подъехали на грузовике, хотя пару раз пришлось его толкать. Погода внизу – нормальная, с подъёмом  начала немного хмуриться, сели облачка, и на скалах у выхода на плато начался дождик.  У гротика с лужей первые люди были через три часа после начала подъёма. Ещё час ходьбы и мы на Сувенирной поляне – месте нашего лагеря. И тут небольшой сюрприз – вертолет не смог забросить весь груз до лагеря, и часть снаряжения выбросили на другом хребтике, недалеко от памятника Морозову. «Совсем рядом и всего пара мешков» как сказал Юра Косоруков, информация оказалась несколько приукрашенной, но к вечеру, сделав по ходке, народ приволок весь груз в лагерь на Сувенире. Дождик унялся, прояснилось. Поставили палатки, приготовили ужин и стали планировать подземную работу. Питерцы встали отдельным лагерем  рядом.

Августа.   Утром небо абсолютно ясное. Около 11-00 Юрик, Банкоха и Давид ушли делать навеску снежно-ледовой части. Ещё через пару часов вслед за ними вышли Чич, Коледов и Ленка с задачей продолжить навеску и забосить груз до Большого зала.  Первую группу догнали у зала Гвоздецкого, они сделали почти всю навеску до конуса (-200), оставалось только завернуть пару крючьев и оттяжек и повесить перила на конусе. Что и было сделано, плюс заброшена пара мешков до начала шкуродера. Остальной народ обустраивал лагерь на поверхности, ходили в п. Вулкан и притащили заначку от места нашего лагеря на Бзыбском в 2000 г.

Августа.  Ещё вечером решили, что группа Фагота выйдет как можно раньше, что бы продолжить навеску пещеры, а другие двойки вслед за ними понесут снаряжение как можно дальше. Уже 10-00, а в лагере никакого шевеления: Тришка что-то ест, Эшелон ковыряется в снаряге, Фагот медитирует. Совместными усилиями, с руганью и скандалом, в 11-00 их все-таки сумели вытолкать из лагеря. Через пару часов за ними вышли Шувалыч, Алдошкин и Дарлинг, их задачей была навеска Большого колодца в Университетский зал. И как последний элемент плана этого дня интенсивного штурма, группа из  семи человек ушла вниз с модулями и другим снаряжением.  На конусе в Большом зале им повстречались Тришка, Фагот и Эшелон, которые уже шли наверх, по дороге раскопав заначку В.Козлова 1992-го года. Тришка заранее получил разрешение, и теперь народ пыхтел на навеске, поднимая старые модули с веревкой. Шерпы быстро донесли мешки до большого колодца и к вечеру уже были наверху. Шувалов, Алдошкин и Дарлинг полностью навесили Большой колодец до Университетского зала, и вышли на поверхность поздней ночью (около 02-00 часов).   Итого за два дна работа в пещере, мы имели готовую навеску SRT до Университетского зала (-450) и около 8ми мешков снаряжения, занесенного на  верх Большого колодца (-300).

10 Августа.   Погода наверху стоит прекрасная: солнечно, но очень жарко, и вследствие этого – трудности с водой. Дежурные ходят наверх с трансами почти под Снежную, где, спустившись метров пять по веревке в одном из колодцев остался снег.  В лагере Чич с Шумом организовали снеготаялку, от которой постоянно приходится отгонять всякий скот. Народ под руководством Тришки заканчивает паковать лагеря и личные вещи. Всё почти готово к выходу на дно. По первоначальному плану в этот день должны были уходить на дно питерцы.  А мы завтра рано утром. Но, побывав в их лагере, убеждаешься, что конца их упаковыванию и сборам не видно: различная еда, барахло, снаряжение разбросано по всему лагерю, а сами питерцы в силу их природного темперамента не торопятся.  Сборы перемежаются спокойными дискуссиями, чаепитиями и прочими делами. Стало видно, что сегодня они не пойдут, быстро перестраиваем планы – питерцы выходят завтра очень рано утром и в полдень мы за ними, чтобы сразу не влететь в ночь на первом дне работы. В свете того, что делать стало нечего, Фагот с Ленкой  решили прогуляться до Университетского зала, забросить пару мешков. Группа из четырех человек под  предводительством Косорукова уходит на фотовыход до Галереи. К вечеру все в лагере.

11 Августа.  С самого утра все взоры на питерский лагерь.  Спешка  там не очень заметна. Опять долгие и неторопливые сборы.  Только в 12-00 Валя Рысцов и его команда готовы. Становится ясно, что раньше  вечера нам выйти вниз не удастся.  Это опять означает работу ночью, чего мы стараемся сначала избежать. На совете команды опять меняем планы – решили выходить завтра рано утром, отпустив питерцев как можно дальше.  В свете этого решения Дарлинг, Давид и Бруно уходят вниз для улучшения навески и замены веревки на Большом колодце. Ещё один день ожидания. Народ расслабляется, идут мыться вниз на ручей. Тришка и Чич собирают лагерь  в зал Победы.

12 Августа.  Встали рано, еще не вышло из-за хребта солнце. Семь человек, что шли на дно (Чич, Шум, Тришка, Эшелон, Банкоха, Фагот, Шувалыч) собрались, сфотографировались и быстренько вышли к пещере. Загрузились в Снежную около 9-30. Сначала на каждого было по мешку.  По уже знакомому маршруту за полтора часа добежали до верха Большого колодца. Здесь нас уже поджидала основная масса груза.  Разделили, получилось по два-три мешка на нос. Начали спуск. Первым шел Чич, не успел он уехать под карниз на последней пеперстежке, как раздался страшный грохот,  и сверху прилетели два транса, отцепившиеся неведомым образом от Банкохи. Остальные спустились без приключений.       Нас семеро. Их - девятнадцать. Скоро будет меньше, а пока перед спуском в большой колодец невообразимая толкучка. Но с каждой минутой все звуки перемещаются всё ниже и ниже. Вот и моя очередь. После Предколодца видна вся прелесть картинки. В клубах пара вниз спешат огоньки карбидок, освещая всё новые и новые метры царства тьмы. Наслаждаться особо некогда, тридцать кг под дельтой настойчиво тянут вниз. Сверху из небольшой щели вылезают очередные ноги с мешками, спуская горсть каменной мелочи. Пока они летят 160м, я проезжаю свои пять и очень доволен. Перестёгивание с тремя мешками напоминает танец маленького слона. Нагруженное железо время от времени мерзко скрипит. Наша семёрка уже протянулась почти на всю длину колодца, украсив его своими телами, тенями и шумом работы. Через пару минут раздаётся грохот. Тени рванулись по сторонам, тональность шума изменяется в сторону второго русского языка, который знает каждый, но не всё время на нём общается. Два мешка ушли вниз чуть быстрее носильщика. Что с ними, разберёмся вечером, внешних повреждений нет. Зал “Университетский”. Два с половиной часа работы, -450м глубины.          Около 12-00 все собрались в лагере «Ранчо», пересчитали мешки – оказалось их 21.  Один с карбидом и один с пунктом перекуса оставили в Университетском. Остальные мешки, растянувшиеся цепочкой по нулевому завалу, потащили дальше. Началась довольно занудная работа.  Долго спускались к ручью после Нулевого завала. Вышли на ручей и прошли два завала с маленькими веревочками. Постоянно спорили, где одеть гидры. Наконец, на Третьем завале, увидев, что веревка приходит прямо в ручей, оделись в гидры. Сразу полегчало на два мешка. После Третьего завала галерея расширилась, пошли уступчики с водобойными ямами.  Часам к пяти-шести вышли на реку.   Дальше вертикалей почти нет. Но их с успехом заменяют завалы. Первый из них из каких-то своих соображений мудрые древние назвали нулевым. Мы выстраиваемся в цепочку и начинается “гусеница”. Мешки уходят по цепочке, по мере их исчезновения люди тоже перемещаются. Наверно, весело наблюдать, но участвовать... Недаром на розыск этого прохода истрачено несколько лет. Вниз, вверх, отвес, вверх, вниз, полный отстой. По ощущениям, мы передвигаемся по потолку и только изредка спускаемся на дно щели. Второй завал. Шесть часов пути. У щели появляются признаки меандра, где-то внизу начинает булькать ручеёк. Скоро одевать гидрокостюмы и возникает спор, когда это делать. Удобных площадок почти не встречается. В разговорах об этом проходит ещё полчаса. На третьем завале наконец решаемся. Между прочим, это самый большой перерыв после “Университетского”. Торопимся. Вовремя мы переоделись. После очередного отвеса ход расширяется и сбоку выскакивает ручей, обдавая холодком с водяной пылью. Нас по-прежнему семь, мешков уже семнадцать. Облегчение чисто моральное. Упорно лезем вверх метров на пятнадцать. По рассказам, во время паводка вода из ручья затопляет это место почти целиком. С опаской покосившись на весёлую водичку, чешем дальше. Девять часов пути, около -600м. Движение пошло чуть медленней, начинаем уставать. У мешков появились имена. Самый тяжёлый назвали Юлей. Почему - не знаю. Мой триколорный окрестили “Родиной”, над чем долго хихикали. Выходим на реку. Судя по описаниям воды было немного – чуть выше колена, ширина русла 3-5 метров. Река действительно впечатляет, настоящая река под землей!! Сколько не читай описаний и мемуаров, всё равно не поймешь, пока не увидишь своими глазами. По реке дело пошло быстрее. Прошли водопад Мойдодыр, через несколько десятков метров следующий водопад Руки-Ноги. Долго искали искали хитрый обход поверху, который навесили питерцы, потом Фагот в распоре поднялся на три метра вверх и на уровне колена нашел очко в сухой обход водопада и веревку. Прошли небольшой Четвёртый завал, немного реки и перед тобой вырастает стена из огромных глыб. Легендарный Пятый завал. Причем поражает именно что огромный каньон в 5-10 метров ширины просто упирается в стену, и река уходит в никуда. Сверху справа свисает веревка. В 20-00 начали подъем на завал. Дорога неоднозначная, везде натоптано и нет телефонного провода – нашего верного гида. Питерцы оставили нам несколько маркеров, также сначала мы пользовались  красными марками, ведущими в зал Надежды. Главное вовремя отвернуть от них. Но все равно поиски пути в завале отнимали много сил, особенную ярость у народа вызывала необходимость вытаскивать мешки обратно из какой-нибудь задницы, в которую их только что с огромным трудом затащили. После пары подобных случаев вперед налегке ушёл Шум. Приморенный народ подрёмывал на мешках.  Вернувшись через полчаса, Шум обнадежил нас информацией о близком лагере. И действительно, немножко лазанья по глыбам, вертикальный шкуродер, наклонная полка с веревочкой, на которой Тришке уронили камень на ногу, и  стены расходятся - мы наверху Пятого завала в зале Победы. Ночевка в Победе.          Действительно, река. Если такое на -600, то сколько же в зале “Икс”? На “Пантюхинской” похожий расход воды на -1100. Красиво, чёрт побери. Четвёртый завал. От воды мешки потяжелели, у некоторых начинают рваться лямки. Мы пытаемся перетаскивать их аккуратнее, но не везде и не у всех получается. Один из упавших модулей в большом колодце явно негерметичен. Хана сухарикам. Игра в большую пещеру начинается по всем правилам. Четырнадцать часов пути. Начало пятого завала. Где-то наверху зал “Победы”, там нас ждёт Валя Рысцов со своей командой, ушедший сутки назад делать навеску.  Появились маркера и стрелочки, прямо как в “Съянах”. Опять протискиваемся среди глыб. Верхние щедро одаривают нижних камнями. Один из них пытается угодить мне в голову, но, к счастью, успеваю уклониться и подарок падает на ногу. До этого момента хотелось спать, а теперь просто больно и обидно. Наверху затор по причине отсутствия внятной дороги, т.е. ползти можно в любом направлении и даже вернуться обратно. Сидим на полках, кемарим, мёрзнем в сотне метров от лагеря. По углам сиротливо лежат мешки. Смотреть на них тошно. Подволакивая ножку, пробираюсь наверх и пытаюсь отыскать дорогу. Метров пятнадцать точно определил и начинаем подтягиваться ближе. В это время возвращается Шумочка, нашедший лагерь. До него действительно рукой подать. И какой большой, зараза, места для палаток хватит на небольшой партизанский отряд. Завтра будет время осмотреть его. А мешков дальше будет только четырнадцать. С этой скупой мужской  радостью иду за водой.

13 Августа.  Встали, клеили мешки + перебирали,   Утро начинается с капитального разбора трансов. Четыре из них составляют наш лагерь вместе с аптекой, запасным железом и личными вещами, ещё семь играют роль модулей с едой, карбидом, батарейками, свечками, т.е. всё для семерых на сутки. Остальные с навеской и железом. Пострадавших их них штук пять. Один лагерный после падения в большом колодце лишил нас запасной горелки, но сам в полном порядке, два модуля подтекли и у двух оставшихся по одной целой лямке. Из чего следует: подготовка к подобным мероприятиям у нас плохая, но могло быть и хуже. Один модуль уже доедается, один остаётся дожидаться нашего возвращения, лагерный мешок подклеивается, полтора мешка уходит к Рысцову на навеску, один считается лишним, итого - двенадцать. Вот и славненько. А для меня наступает священное время поиска заначек. В итоге через полтора часа имеем три пачки сигарет “Монтекристо” 87г россыпью в пластиковой банке, два мешка отмаркированной “восьмёрки”, пачку геркулеса, картофельные оладьи времён борьбы с алкоголем, по бутылке сахара и соли, два штатива для фотоаппарата, два полукомбинезона в сносном на вид состоянии и кучу другого разного барахлишка. Ошеломляюще. Экологическую экспедицию здесь выкосит от физических нагрузок по уборке мусора. Вышли в 15-00, отпустив питерцев. Спустились на реку с пятого завала, пошли дальше. Река широкая, несколько небольших проплывов. Неудобная навеска на водопаде перед Шестым завалом, крюк Валя забил точно в перегиб, с двумя мешками тяжело. Забрались, передавая мешки, на Шестой завал в зал Дольмена. Огромный зал, тишина, капель. Дорога проходит между огромными глыбами, две из них, величиной со средний садовый домик, образуют подобие дольмена. Пара стрёмных веревок на реку. Река мелкая  с перекатами и глыбами в течении. Через час дошли до Седьмого завала, поменяли на подъёме веревку, поднялись и встретили питерцев, которые уже разбили лагерь. Время было 22-00. Пришлось тоже вставать, хотя изначально были планы дойти до Гремячего завала, но решили не рушить тактику и не обгонять их.   Встали на двух площадках в разных концах зала Ожидания. Тришка опять пошел по заначкам, нашёл банку с древним гексом, из которого устроили костёр и грелись. Кухню устроили на наклонной плите, с которой все постоянно валилось. Народ устал меньше, все были веселее. Хлебнули спиртику, легли спать. Выходим. На этот раз нам предстоит скромный маршрут до зала “Ожидания” на седьмом завале и никаких ползаний. Из “Победы” наклонный спуск к реке с замысловатыми распорами, основанными на трении копчика по глыбам с возможным участием разных конечностей. Река достаточно пологая и местами симпатичная. А вот и первый заплыв. Честно сказать, жутко не хватает надувного круга. Мешки, конечно плавучие, но не все. Один “не из всех” у меня, что значительно углубляет радость общения с холодной водой четырёх градусов тепла. Хорошо, что её сейчас очень мало, судя по обрывкам верёвки за поворотом метрах в десяти от конца заплыва. Следующая достопримечательность дня - водопад . Обход по левой стене с дурной перестёжкой в конце, создающей очередь из желающих идти далее. Для водников эта бяка тоже непроходима, что согревает душу во время ожидания. Кипение водопада и водяная пыль заставляют думать, как здесь романтично, но только первые десять минут, а потом банально начинаешь замерзать. Шестой завал. Глина, камни, ещё пара оторванных лямок у мешков. За завалом река сужается и кое-где проход по макушкам подводных каров и песчаным отмелям на поворотах. Мешки, как собачки на верёвочках, тащатся себе сзади. Лепота. Кстати, насчёт мешков. Раньше до зала “Победы” в некоторых группах запрещалось брать их за лямки, видимо из-за тех же причин Седьмой завал, однако. Питерцы пришли совсем недавно, заняли лучшую площадку и предаются обычному своему занятию - сидят внутри и развлекаются беседами, чередуя их с поглощением содержимого в мешках съестного. Нам же обязательно надо поорать (Чич), порыться в помойках и заначках (я), починить и поклеить (Шум), пожечь (Шувалов), покурить (я и Эшелон), пройтись с ложкой по внутренностям распакованного модуля в поисках налипшей сгущенки с сухарями (Фагот), вообще, создать некоторое подобие маленькой Москвы. Из еды делится на две части всё, кроме бульонных кубиков, сухарей, и кетчупа. Идеальное сочетание для мелкого воровства и локальных свар. Вечером со скорбью и смущением подхожу к Шумейке с вестью о состоянии своего гидрокостюма. Он неласково костерит меня и вечер проходит в ремонте искомого предмета. А ещё мы читаем описание маршрута следующего перехода до зала “ИГАН”. Из него я заключаю, что плавать придётся раз пять и ложусь спать  ожидании ночных кошмаров с участием неизвестных пещерных страшилищ, лакомящихся резиной и пластиком.

14 – 15 Августа.  Чич вскочил раньше всех, в 10-00, стал всех теребить. Но питерцы не торопились. Вставать утром частенько тяжело, а когда вокруг такая темень... Но сегодня можно не торопиться, мы выступаем через четыре часа после питерцев, а они ещё не вышли. За кофе в палатке обсуждаем все камни, мешающие сладко спать ночью. Тема глуповатая, но жизненная.    Так не торопясь, они ушли только в 13-00. В это время народ подклеивал гидры под руководством Шума. Вышли поздно около 20-00, понимая, что идти придется через ночь. После Котла дорога идет поверху, метров на 10-20 над рекой, и не всегда однозначно – пару раз поблудили. Эшелон на одной из перильных навесок перед Гремячим завалом уронил вниз мешок, метров на 15, пришлось вешать отдельную веревку, что бы его достать.  Насколько я понял через год физтехи прошли участок до Гремячего понизу, прямо по реке. Интересно, был ли их путь легче?   Начинаем движение только во второй половине дня. До сих пор старались держаться графика утро-вечер, не нарушая привычного цикла бодрствования. В качестве затравки спускаемся на реку и сразу возвращаемся наверх в зал “Забытый” и далее скачем над каким-то сужениям по реке распором с бесплатным катанием по перилам. Там же теряем мешок, видимо, в качестве платы, и полчаса на его возвращение назад. Зал “Гремящий”. С этого момента, как написано в описании, первооткрыватели заколебались считать завалы ввиду периодичности и численности. Плюс к этому чуть ниже на их пути встал каскад водопадов, ради которого долгие годы они сюда рвались.  На водопаде Предрекордном Валя навесил веревку просто за огромную глыбу и вниз, никаких перил! Стрёмно подходишь поверху, вылавливаешь где-то внизу, под собой веревку, встёгиваешься и падаешь вниз, всё это  над 15-ти метровым ревущим водопадом. После Рекордного поздравили друг друга с тысячей, перекусили  и тут же по ошибке запилили на Глиняный завал, потеряли полчаса на спуск обратно и поиски дороги. Неудобным скальником и распором спустились к реке. Дальше она течет в широком зигзагообразном каньоне. Широкий по понятиям Снежной – это от 3х метров. Вышли на большой проплыв, и тут началась водная феерия. Часть народа сразу уплыла в другую сторону, Эшелон стал натурально тонуть, где-то до этого разорвав себе гидру на очке - в общем хлебнули в прямом и переносном смысле. После купания, пока синий Эшелон трясясь раздевался и выжимался, мы решали, что делать – места для лагеря до зала ИГАН совершенно не предвиделось. Дилемму разрешил Шум, он сказал: «Дайте ему мешок полегче, дойдёт.» Дальше всё уже было проще (не для Эша) и быстрее. Аквашкуродёр, Байпас, Водопад Озерный проскочили за пару часов. Около 3-00 случилось непоправимое - мы уперлись в питерцев, которые делали навеску на Ревущих каскадах. Шум стал тоже колотить крючки, чтобы ускорить процесс, остальные стали подремывать на мешках. После Ревущих пошёл подъём в зал ИГАН и спуск среди огромных глыб. В некоторых местах верёвка точно бы не помешала.. В 6-00 15го пришли в ИГАН.  1000 метров. Поздравления тем, кто первый раз на этой глубине, праздничный “Сникерс” под аккомпанемент падающей с пятидесяти метров водички и всё такое. Слегка оглушённые буйством стихии удаляемся в меандр. Глиняный завал. Последнее удобное место для стоянки перед “ИГАНом”. Стоянка исключительно замечательная. Вполне можно было бы оказаться здесь уже вчера. Река теперь само воплощения спокойствия. Вот там-то и начинается великий заплыв из моего ночного кошмара. Слегка отстав, нервно плыву, пытаясь определить, затекаю или нет. Из-за этого проскакиваю поворот и долго перекликаюсь, не понимая, куда дальше. На воде мелькает отражение света, я  врубаюсь, что просто не доплыл и с тоской снова погружаюсь в воду. Главное - неторопливость в сочетании с холодом забортной воды. Челюскинцы, блин. Мелко лязгая зубами, вылезаю на берег и наблюдаю апофеоз. На большом камне при скоплении всей местной публики стройный, подтянутый молодой мужчина исполняет стриптиз. Оригинальность номера дополняет дополняет выжимание одежд при гробовом молчании публики. Тишину нарушает реплика Шумейко: “Это, ребята, “Снежная”, с каждым могло случиться...”. На что стриптизёр довольно истерично отозвался в том смысле, что лучше бы с кем-нибудь другим и вообще желательно всем заткнуться, потому что он чуть не утонул. Во время очередной паузы выясняю, что у Эшелона в деликатном месте у гидрокостюма образовалась дыра размером с небольшого котёнка и во время плавания вода хлынула в ноги, добавив к весу пловца ещё добрый десяток килограмм. Он заорал, чтобы помогли, но поозиравшись по сторонам, понял что спасение утопающих - дело рук самих утопающих и с большим трудом сам добрался до берегам. А в данный момент мы с интересом наблюдаем, останется ли он адекватным к дальнейшему пути, или мы ставим палатки и спасаем его от переохлаждения. Трясёт Андрюху, конечно, как отбойный молоток, но решаем продолжать движение.   А река подсовывает новую гадость -  “Аквашкуродёр”. Видимо, при большом количестве воды оно так и есть, но сейчас мы наблюдаем просто ход, наполовину в воде, где надо плыть, сидя на мешке и отталкиваться от стен руками. Плыть очень не хочется, пробуем идти над водой распором. Получается это только у Эшелончика (жить то хочется!), а остальные с грохотом, по очереди, падают в воду. Водопад “Озёрный”. Навеска спускается по правому борту прямо в воду. По описанию, первый спускается в воду, выходит на берег и цепляет конец за глыбу, организовывая троллей. Всё так, но ничего не сказано о том , как остальные тоже весело плюхаются задом туда же, отстёгиваются по пояс в озере от верёвки, попутно выбрасывая мешки на берег. Сам водопад явно заслуживает внимания. Масса воды падает метров восемь вниз на уступ и с грохотом устремляется в озеро, представляющее собой огромную водобойную яму с пенной кромкой по краям. Далее река ныряет в очередной узкий меандр с большим количеством камней и маленьких завальчиков и затихает в их груде.  1200м. Ревущие каскады. Уже час ночи. Безумно хочется спать и погреться. И то и другое уже недалеко, но мы догнали Валю Рысцова и покорно ждём своей очереди у навески. Разговаривать невозможно из-за отвратительного грохота недружелюбной влаги. Ей-то что, скоро выскочит на поверхность и к морю. А мы майся тут ещё. Знаками объясняйся, свободно или нет. Три ночи. Подъём на завал перед залом “ИГАН”. Всё уже до местной матери и запоминается одно: отличительная черта местных камней - округлость и скользкость. Основательно здесь работает паводковая вода. Лезть тяжеловато. Место для стоянки правее на самом верху. Еле-еле втискиваем три палатки на две площадки. Очередная задача на завтра - проспать весь день и проснуться следующим утром. Кажется, мы её успешно выполним. С трудом нашли достаточно места на три палатки. Быстро поели, выпили спиртика   и  легли спать около 12-00.

16 Августа.  Проснулись в 8-00, спали 18-ть часов. Шум клеил огромную Эшелоновскую дыру на очке, отрезая заплаты от тубуса своей гидры.  Тришка опять чего-то нашел в помойках и заначках, принёс какой-то 10-ти!! литровый дюралевый бидон с плесенью – мы положили в него герму и стали использовать под воду. Причем, что интересно, количество мусора экспоненциально уменьшается с глубиной: уже на Седьмом завале мусор не бросается в глаза, в ИГАНе его уже надо искать, а в Иксе его просто почти нет. В 14-00 пошли налегке в зал Икс. За пару часов до нас вниз ушли питерцы, у них планы рабочие - в отличие от наших прогулочных - за одну смену попытаться найти проход дальше в завале Метростроя.   Спустились в зал Икс  за 40 мин, через пару навесочек и гигантский водопад Олимпийский. Водопад реально впечатляет, это самый большой водопад Снежной, а это о чём-то говорит. Когда стоишь внизу, то огромное количество воды просто падает с неба.    Сам зал Икс не так чтобы поразил. Большой и плоский, но не очень высокий в середине, он постепенно сужается до хода в глыбах, который переходит в единственный шкуродер в Снежной, в котором нужно бороться.  У шкурника мы встретили Шишу из группы питерцев, который из-за своего роста на прошел. В нем надо проползти метр по горизонтали и потом , изломившись соскользнуть вниз.  Пару раз двухметровый, молчаливый как все питерцы, Шиша с отчаянием обречённого, почти с разбега, вонзался в шкурник, намертво заклиниваясь в нем. Втроём мы с трудом вытаскивали его обратно.  Дальше все было быстро. Оставив Шишу позади, проскользнули вниз, выскочили в галерею с рекой и отметкой 1320, потом река исчезла навсегда в завале Метростроя, сбегали в зал Пенелопы, посмотрели табличку о верных женах, ломанулись было на сам завал, но быстро запарились корячиться вверх по глине в гидрах, и, отправив вверх, до конца, самых бойких и прытких Фагота и Шувалыча, повернули назад, завершив донную часть работы на этот год.  По пути обратно Чич застрял в шкурнике, но с помощью друзей: Шум пихал снизу, Тришка тянул сверху, пролез. Захватив Шишу, за час поднялись домой в ИГАН, где выпили спиртику за дно. Часа через полтора вернулись Фагот и Шувалыч,  которые поднялись на завал. Они нашли мешки Вали, который ковырялся ниже в завале.  По пути назад у них не обошлось без приключений. Подойдя снизу к шкурнику (ха-ха, наивные, они думали, что это шкурник),  Фагот, вес которого 60 кг, сказал: ” Как же это Чич пролез тут?”  Ну раз уж Чич смог, то уж мы вообще просвистим, но не тут то было.  Шувалыч сунулся раз - нет, снял снарягу - опять нет, разжгутовался - с напряжением всех сил продрался. Перевел дух, пришел в себя и в метре в стороне увидел нужную дырку, раза в два шире той, в которую он пролез. Итак, к 19-00 все были в ИГАНе. Поели,  побазарили и перед обратной дорогой, каждый занялся тем, что ему было нужно, кто пошел спать, а кто клеить гидры. Наш главный шаман по гидрам - Шум, занял целую палатку,  а пострадавшие заискивающе стояли снаружи, в очереди, со своими резиновыми лохмотьями, готовые мгновенно выполнить любую просьбу волшебника.  Если серьёзно, то опыт Шума по ремонту гидр, оказался просто неоценимым. Если не он, то я думаю, что у некоторых из нас бы ли бы очень серьёзные трудности, если вообще возможность дойти до дна.  Ни одна из дыр, даже у Эшелона, не потекла потом. Закончили клеиться в 4-00.  Поспали мы изрядно. Нежась в спальниках, радуемся, что наконец-то прогуляемся до дна, да к тому же без мешков. Из “ИГАНа” вылетаем пулей и почти сразу слышим шум водопада “Олимпийский”, а ещё через пятнадцать минут растерянно стоим на середине песчаного пляжа у знака “Х”. А мы рассчитывали идти часа два... Зал огромный и красивый. За спиной река, совершив прыжок с “Олимпийского”, в очередной раз растворяется в камнях. Как они пропускают сквозь себя такой объём... Немудрено, что “Икс” во время паводка затапливается целиком. Хотя представить вместо этого песочка озеро площадью больше тысячи квадратов и глубиной несколько метров тоже нереально. Поразмыслив, решаем идти дальше до завала “Метростроя”. После этих гигантских объёмов залезаем в небольшую каменную комнатку и наблюдаем страдания человека, пролезающего шкуродёр. Это Миша из Питера. С лёгкой грустью пускающего пары паровоза он вылезает обратно и жалуется на ширину плеч и объём грудной клетки, не позволяющие присоединиться к товарищам. У нас таких проблем нет, хотя щель действительно зловредная. Сразу за ней начинается ХОД В зал “Пенелопы”. Ничего особенного, кроме названия в честь верных и не совсем женщин, дожидающихся наверху своих дурно пахнущих и измазанных в глине героев. А вот завал самый гнуснейший, с узкими щелями между глыбами и скользкой глиной. Запустить бы сюда пару сотен “чайников” стереть налёт времени с карста... Желание лезть туда проснулось лишь у двоих, остальные тянутся наверх (ПОТЯНУЛИСЬ НАЗАД). Горячий чаёк, знаете ли, то (ДА) сё... А то вдруг паводок и замечательная экскурсия превратится в заключение в зале “Икс” на правах пингвинов, сидящих на скале в ожидании конца бури. В лагерь возвращаемся бодрыми и счастливыми, прихватив с собой Мишу, так и не прошедшего щель. Через несколько часов возвращаются и питерцы. Они пытались с ходу проскочить завал и найти продолжение. Попытка не удалась, завал этот самый здоровый из ранее пройденных, везде какие-то маркера и турчики, оставленные первопроходцами, но разобраться по ним невозможно. Так что ситуация на дне осталась прежней. Когда-то группе Демченко удалось спуститься вниз к реке и пройти несколько десятков метров, а дальше они опять уткнулись в завал. И остаётся только одно: забрасывать штурмовой лагерь на “Метрострой” и рыться там, насколько хватит сил и продуктов. Работа на -1300м, да с таким неслабым переходом - задача глобальная и требующая немалых затрат. Раньше такая работа велась в два этапа - сначала забрасывалось снаряжение до зала “Победы”, а потом штурмовая группа перекидывала это барахло вниз и работала на дне. Так можно сделать и сейчас, но очень дорого и не спортивно. А если закроют границу в Абхазию, и вовсе наступит безнадёга. Вот об этом и беседуя, смакуем праздничный спиртик. Завтра наверх.

17 Августа.  Встали. Собрались, сожгли мусор на машинном масле, которое нарыл Тришка в очередной заначке. Утром собираемся и пытаемся сжечь за собой мусор. Как ни странно, получается. В качестве горючего служит плошка то ли с маслом, то ли с керосином, найденная тут же. Для разговоров появляется новая тема - попытка обхода завала “Метростроя”. Поводом для этого служит верёвка, уходящая около стоянки (в ИГАНЕ) наверх к потолку. Там уже искали , но ходы под потолком неуклонно вели в зал “Икс” и там обрывались. Но именно из зала начинается очередной и последний обход реки. Осталось по мешку на нос. Вышли в 13-00. Питерцы недавно пришли, завал на дне им не дался, они даже в нём на обратном пути заблудились, теперь будут спать еще день и потом пойдут наверх со снятием навески. Побежали обратно очень быстро, через час уже были на Озерном. Пришли на Седьмой завал около 20-00. Всё нормально, почти не устали, только Банкоха перед Седьмым завалом, около Котла, перетряхиваясь, сыпанул себе карбида в перчатку и обжег руку карбидом. Обратно идётся не в пример легче. До зала “Ожидания” добираемся за семь с половиной часов. Можно, конечно дойти до “Победы”, но лень и вечернее время берёт свое и ночуем опять здесь. Впервые потребовалась аптечка - Банкоха довольно сильно обжёг руку карбидом. Этот вид ожога является химическим, болезненным, легко получаемым и долго заживающим. Так что попал кусочек карбида в перчатку и шрам на десяток лет обеспечен.   

18 Августа.  Вышли в 11-00. За три часа выскочили в зал Победы, встретились там с Дарлингом и швейцарцами, попили чаю. Тришка с Эшелоном  постреляли у них сигарет, дали взамен каких-то папирос 1980-го года, которые Тришка нашёл в зале Дольмена. Швейцарцы – люди вежливые, курили почти не морщась.  Пошли дальше. Сильно утомили многочисленные уступчики и завальчики на ручье после реки. Около 24-00 пришли в Университетский зал. Поспорили что делать, Тришка и Шум хотели сразу бежать наверх. Мнение остальных пересилило, встали лагерем, попили коньяк, сожрали по двойной порции всего что было,  легли спать. Утром до “Победы” дошли за три с половиной часа. Останавливаться не имеет никакого смысла, только подготовить оставленное барахлишко для выброски наверх. В лагере торжественная встреча с Татьяной и двумя швейцарцами, у которых моментально расстреливается половина табака, даже теми, кто не курит. Пока они непрерывно крутят самокрутки, мы выпиваем три котелка чая и наслаждаемся присутствием других людей. Швейцарцам дарим пачку тобольского “Полёта”, найденного в зале “Дольмен”. На вкус он , как прошлогодний кизяк, а вот сувенир прикольный. Бедняги сразу  решили попробовать местный табачок и делают вид, что им нравится, но мы то знаем... Через полчаса мы снова в пути. После глубины дорога обратно кажется жутко знакомой и родной. В “Университетский” приходим через, примерно, четырнадцать часов. Здесь возникает страшная склока, идти наверх или не стоит. Разругавшись, остаёмся и пьём коньяк, который, как дураки, несли туда и обратно. Все мокрые и холодно зверски. Коньяк не согрел и думается только о том как вернёмся и поспим по-человечески.

19 Августа.    Вскочили, поели, собрались и по двойкам ломанулись наверх в 12-00. Через пять часов в 17-00 последний человек был на поверхности. Утром лихорадочные сборы и наверх, наверх... Выходим по одному через пятнадцать минут. Из лагеря хорошо видно огни уходящих, похожие маленькие луны. Через четыре часа мы увидим небо. Это божественно.  Ночью выскочил один Рысцов. Подземная часть на этом почти закончилась, так что дальше кратко. К тому же о событиях, потом произошедших  на поверхности,  можно написать отдельный отчёт.

20 Августа.    Утром пришли четверо неизвестных в масках и ограбили. Юрик с Коледовым и Юлькой ушли вниз за вертолетом. Приходили в себя. Сушили и разбирали барахло.

21 Августа.   Ещё незваные гости. но уже нечего брать. решаем снять лагерь и уйти к пастухам на кош.  Часть барахла прячем в заначку. Фагот + 4 добровольца вынимают веревку из Снежной от Университетского зала. Вышли из пещеры остальные питерцы.  Фагот и компания пришли в 2-00 вынули снаряжение только до Большого зала.

22 Августа.  Жарко. В 12-00 Чич + Дарлинг   ушли на выемку оставшейся веревки. В 16-00 были наверху – 5 мешков вкл. с тришкиной веревкой

23 Августа.  Встали затемно, в 5-00. В 6-30 на поляну Сувенир пришел вертолет. Все вещи + девушки улетели в Дурипш на вертолете, остальные сбросились пешком по холодку. Через три часа пришли на стадион в Дурипше. Автобус -  Гудаута. Автобус -  граница. Сочи. ГО. Отдых – баня.

24 + 25 Августа Отъезд в Москву из Адлера.

VI. Справочные материалы, схемы.

А. Схема навески SRT вертикальной части (0-450м).
В. Схема навески SRT донной части, от зала Икс до Пятого завала.
(снизу -- вверх, всё описание по ходу наверх).


Кратко о пещере|исследователи| ad memoria|библиотека|архив|снаряжение|медаль
юбилейный вечер|перспективы

All Contents Copyright©2001-; Edition by Andrey Pilsky; Design by Andrey Makarov;
"Снежная"-XXX лет.