Публикации
в прессе
Научные
публикации
Воспоминания
и отчеты
Описания

Владимир Глебов
ПАВОДОК В ПЕЩЕРЕ

Случай, о котором я хочу рассказать, произошел летом 1972 года во время штурма пещеры Снежной.
Шла уже третья неделя экспедиции, когда наша группа в составе Муси Григорян, Леши Захарова и меня спустилась в Университетский зал на глубину 500 метров. К этому времени в Снежной уже был пройден Водопадный ручей и река до Пятого завала. На дне Университетского зала стоял подземный лагерь из двух палаток, в нем жили Костя Фирсов, Женя Кудрявцев и Женя Астрахарчик. Они накормили нас и поделились своими впечатлениями о пещере и о Пятом завале, на котором они уже успели побывать.
На следующее утро наши группы должны были действовать независимо: им предстояло делать топосъемку пещеры от Второго завала до Пятого, а мы должны были попытаться пройти Пятый завал. Утром первая группа довольно быстро собралась и ушла. Мы же долго возились с приготовлением еды, подгонкой снаряжения, телефонными переговорами с поверхностью. Как это часто бывает у нас, в последний момент одному надо заклеить гидрокостюм, другому починить освещение и так далее. В переговорах с поверхностью (Зверевым) мы договорились, что выходим примерно на сутки, время следующего разговора - 12 часов следующего дня.

С собой мы взяли два небольших мешка. В одном была лестница и веревка, в другом примус, продукты и запасные батарейки. Довольно медленно пробираемся через нагромождение глыб Нулевого завала (воронка в Университетском зале), сквозь Первый завал, по Водопадному ручью. Сказывается, что это место пещеры мы проходим первый раз - не всегда сразу находим верный путь.

В районе Второго завала встречаем группу топосъемки. Ребята уже закончили работу и возвращаются назад. Удивляются, что мы еще только выходим. Пытаемся оправдаться. Затем они рассказывают, что в реке очень много воды, и поэтому топосъемку они не сделали. Я пытаюсь понять, что значит "очень много", можно ли вообще пройти по реке? Ответ сводится к тому, что в принципе, наверное, можно, но трудно, и они решили не рисковать. Решать за нас - идти или нет - ребята не хотят и предлагают нам посмотреть самим. Подходим, наконец, к месту впадения Водопадного ручья в реку. Нашим глазам открылась широкая (4 метров) и высокая (20 метров) трещина, по дну которой текла и в самом деле настоящая река. До этого мы только слышали о ней, и вот теперь видим своими глазами. Все рассказы о реке сводились к тому, что она очень большая и в ней очень много воды. Группа Зверева, которая первой достигла Водопадного ручья, сначала сообщила на поверхность, что они прошли сквозь завал и вышли на подземную речку. Эту группу остановил Второй завал. Группа Галактионова, которой удалось преодолеть Второй завал, тоже сообщила о телефону, что они вышли на подземную реку. Когда с поверхности стали уточнять, а куда же делась предыдущая река, найденная Зверевым, то ребята объяснили, что эта река - вовсе не река, а так, маленький ручеек. А вот они действительно нашли настоящую громадную реку.

После таких рассказов нас не удивило количество воды в реке: то, что мы увидели, соответствовало нашим ожиданиям. В месте впадения в нее Водопадного ручья она течет по сравнительно горизонтальному участку щели. В тот момент, когда мы вышли на реку, уровень воды в ней достигал мне до пояса, то есть примерно 1 метр 10 сантиметров. Я спустился в воду со страховкой и попробовал идти прямо по дну (пройти по стене в этом месте невозможно). Воды было мне по пояс; убедившись, что она не сбивает с ног, мы все спустились в Реку и двинулись вперед. Метров через 20 река обрывается трехметровым водопадом, названным кем-то Мойдодыром. Перед самым водопадом путь воде преграждает каменный барьер, в котором она пропилила щель шириной около метра, а по обе стороны от щели находятся уступы.
Мы собрались на правом уступе и, стараясь перекричать рев водопада, обменивались впечатлениями. Нам казалось, что идти дальше можно, и было непонятно, почему предыдущая группа не стала делать топосъемку. (Я понял это только через два дня, когда снова побывал на реке. Теперь уровень воды в ней был обычным - 25-30 сантиметров. Группа топосъемки, впервые побывав на реке в такое время, естественно, считала повышение уровня воды в три раза опасным.)

Предстояло небольшое скалолазание.
Сидя над водопадом я решил перед спуском вылить воду из сапог; благополучно опорожнил левый сапог, а когда стал выливать воду из правого, задел голенищем о поверхность струи водопада. Сапог, словно пушинку, вырвало из моих рук и унесло куда-то вниз. Досадуя на себя за эту оплошность, я стал спускаться вниз, хорошо понимая, что если не найду его, то от моего гидрокостюма на ноге останутся одни клочья. Спускался очень осторожно, стараясь не порвать гидрокостюм, но все же маленькой дырки на пятке мне избежать не удалось. Под водопадом образовалось большое и глубокое озеро, поиски сапога в нем казались безнадежными. Но мне повезло: на выходе из озера между двух больших камней под водой что-то слегка чернеет. Я опускаю руку и с большой радостью вытаскиваю свой сапог.

Наш дальнейший путь проходит в основном по большим каменным глыбам, лежащим в воде, или по какому-либо краю берега. В одном месте, где река круто уходит вниз, идем по узкому карнизу, образованному ванночками с водой, а затем спускаемся на 6-8 метров в распоре "руки-ноги". Это место перед Третьим завалом так и обозначено на топосхеме: "руки-ноги". Третий и Четвертый завалы преодолеваются легко, без всяких трудов, собственно, это и не завалы, а просто места, где в воду обрушились большие каменные глыбы, между которыми можно легко идти в полный рост, оставляя воду где-то далеко внизу под ногами.

Наконец мы подходим к Пятому завалу. Сразу узнаем его по описаниям: из черноты щели выступает глыбовый потолок, образующий с ней нечто вроде тоннеля метро. Этот тоннель упирается в каменную стену, изрезанную трещинами, сквозь которые уходит вода. У входа в него на высоте 10-12 метров среди глыб, образующих свод тоннеля, чернеет какое-то углубление. Цибанов считал, что через это место надо пытаться обойти Пятый завал. Сюда еще никто не лазил: стенка из конгломерата, по которой надо было лезть, очень камнепадна. (Через три дня я слазил в это место и убедился, что виднеющаяся чернота - просто ниша и хода дальше нет.) Сейчас я прохожу мимо этой стенки, хочется дойти до конца пройденных мест и оглядеться. В левой части стены, в полном соответствии с описанием ребят, ход вверх, приводящий в небольшой зальчик с куполообразными стенками. На полу зала видны использованные батарейки, пепел от сожженного пакета из-под супа. Это - последняя точка, куда дошли предыдущие группы, место перекусов. Бегло оглядываюсь по сторонам и в метре от пола замечаю небольшое отверстие в полу зала, прикрытое каменной глыбой. Тут же, без остановки и передышки откидываю одну глыбу, другую, и вот передо мною узкий ход, в который можно пролезть. Протискиваюсь в отверстие и ползу между глыбами куда-то вниз. Метров через двадцать ход расширяется, слышу шум реки. Мне кажется, что я уже прошел сквозь Пятый завал, и я чертыхаюсь по поводу двух предыдущих групп, которые перекусывали около хода и не сунулись в него. Но меня ждет разочарование. Ход выводит в зал, перегороженный монолитной стеной. Пол зала завален большими глыбами, сквозь щели видна вода, но она уходит между глыб под скалу. Я останавливаюсь и начинаю тщательно осматривать зал. В это время меня догоняют Муся и Леша. Они приносят мешки, которые я в суматохе бросил. Втроем мы пытаемся найти путь дальше. Мне кажется, что есть небольшой проход справа в углу зала, недалеко от места, где смыкаются две стены. Растаскиваю глыбы, ложусь на живот и пытаюсь пролезть. Не выходит - еще глыба мешает. Сталкиваю ее кое-как вниз, продвигаюсь на полметра. Путь преграждает следующая глыба.

Часа через два напряженной работы мне удалось продвинуться метров на двенадцать. После этого я выполз на новую реку - так, по крайней мере, мне тогда показалось. Около зала струи воды, просматривающиеся сквозь щели между глыбами, с бешеной скоростью и ревом устремлялись под скалу. Потом вода пропала, шум понемногу стих, а затем я вновь увидел тихую, медленно текущую воду. Было такое ощущение, что она протекает немного выше, чем вода в глыбах под залом, и что это другая река. Здесь можно было стоять, согнувшись, по колено в воде. Дальше в этот раз мне продвинуться не удалось (через два дня мы с ребятами преодолели это место и прошли еще метров двадцать, но потом снова застряли). Пока я ползал, Муся и Леша осматривали зал. Леше удалось найти ход вверх, который приводил в большой и высокий зал. Ребята облазили его, но дальнейшего пути не нашли. Они рассказали мне об этом, и я не стал туда даже подниматься, полностью доверяя добросовестности Муси.

Отчаявшись пролезть по расчищенному мною ходу в углу зала, я решил попытаться пройти между глыбами прямо по воде.

Нашел в полу зала подходящее место и с помощью Муси и Леши расчистил небольшое отверстие. Протиснувшись в него и опустившись метра на два, я очутился на больших глыбах, погруженных в воду. Струи воды с ревом уносились вперед и вниз, исчезая между глыбами. Чтобы продвинуться дальше, надо было спуститься в воду и плыть, так как глубина в этом месте превышала рост человека. Однако течение было слишком сильным, камни диаметром сантиметров 30 вода уносила с легкостью. Оглядев извилистый путь и представив, как будет путаться страховочная веревка, я отказался от этой затеи. Подошло время отправляться в обратный путь. Мы вскипятили чай, съели перекус и заменили подсевшие батарейки. К этому моменту Мусино головное освещение окончательно отказало, и в обратный путь она отправилась с фонарем в руке. Снаряжение и примус мы оставили в начале Пятого завала (у входа в гротик), возвращаемся налегке. Первым идет Леша, затем Муся, я замыкаю группу.
Метрах в пятидесяти от Пятого завала нам надо с левого (по ходу) карнизика перепрыгнуть по глыбам на правую сторону реки. Леша и Муся уже на правой стороне, готовлюсь перепрыгнуть на торчащий из воды камень и я. Вдруг выступ, о который я опирался левой рукой, вылетает из стены и, в вертикальном положении, ногами вниз, я падаю в реку. Течение подхватывает меня, проносит несколько метров и аккуратно прислоняет спиной к большому камню, торчащему из воды как раз посередине реки. Все это происходит так быстро, что я не успеваю понять, что же со мной происходит, и на секунду застываю около камня в нелепой позе по грудь в воде с булыжником в левой руке. Но ледяная вода, обжигающая пятку сквозь дырку в гидрокостюме, выводит меня из остолбенения. С проклятьем швыряю в воду булыжник и, не разбирая дороги, выскакиваю на правый берег реки к Мусе и Лешке.

Возле Четвертого завала щель сужается метров до двух, потолок опускается, а каменных глыб в воде нет. Чтобы продвинуться дальше, надо спуститься и идти прямо по дну, по грудь в воде. Но течение здесь очень сильное и, очевидно, что нас собьет с ног. Мы стоим на узеньком карнизе в полуметре над водой и не можем понять, как же мы прошли это место по пути сюда и почему оно нам не запомнилось. Вероятно, уровень воды повысился, а мы до сих пор этого не замечали. Но надо что-то делать, не идти же назад. Я прошу Лешу слазить наверх и посмотреть, нельзя ли преодолеть этот участок по верху, скалолазанием. Он карабкается на стену и через несколько минут сообщает, что в этом месте потолок очень низкий и пройти по верху нельзя. "Ну, тогда слезай", - говорю я ему и, наступив на последний торчащий из воды камень, пытаюсь разглядеть, нельзя ли пройти эти несчастные десять метров, цепляясь за выступы на противоположной стене. Вдруг сзади раздается крик, оборачиваюсь и вижу свалившегося в воду Захарова и Мусю, которая прыгает вслед за ним. Лешка упал в воду спиной, течением его протащило вперед, заклинило каску под водой между двух камней, перевернуло вверх ногами, опрокинуло и, наконец, швырнуло грудью на выступающий из воды камень. Здесь Муся догнала его и вытащила за ворот на карниз. Когда я к ним подбежал, Лешка был уже вне опасности. Немного отдышавшись, он объяснил, что у него, как и у меня, вылетел из-под руки камень, что он чуть не задохнулся под водой, когда его заклинило, ничего себе не сломал, но сильно ушибся о камни. Я пошел снова отыскивать обратный путь и с удивлением увидел, что камень, на котором я только что стоял, скрылся под водой сантиметров на десять и что вода на глазах прибывает. Тут меня осенило, что я вижу паводок в пещере, о котором до сих пор только читал в книгах и слышал из рассказов товарищей.

- "Ребята! Это паводок! Скорее все назад, на Пятый завал", - закричал я и кинулся к Мусе и Леше. Мы пробежали несколько метров по карнизу назад и остановились: поздно, путь, еще несколько минут назад свободный, был уже закрыт. Камни, по которым надо было переходить на другую сторону реки, уже скрылись под водой. Вода, отражаясь от наклонного камня, фонтаном разбрызгивалась на высоту полутора метров, перекрывая всю ширину щели. Лешка, только что испытавший на себе норов подземной реки, сказал: "Нет, ребята, здесь нам не пройти".

Мы оказались отрезанными на узком карнизе шириной сантиметров тридцать и длиной метров шесть. Вода прибывала на глазах, и было ясно, что карниз этот зальет в ближайшие пятнадцать минут.
· "Леша, когда ты лазил наверх, не заметил ли ты какого-нибудь выступа или щели, в которой можно было бы отсидеться?" - спросил я Захарова. "Там была одна щель", - ответил Леша, - "но в ней с трудом поместится один человек".

Однако делать было нечего, и мы полезли наверх. Щель действительно оказалась очень маленькой, целиком в нее втиснулась только Муся, Леша влез наполовину, а мне пришлось поместиться у них в ногах на маленьком выступе размером 30 на 20 сантиметров и сидеть, свесив ноги над ревущей внизу рекой. Я боялся, что длительное лежание на холодных и мокрых камнях отразится на Мусином здоровье, поэтому мы подстелили под нее транспортировочный мешок и выжатые комбинезоны. Кое-как устроившись, мы потушили свет и принялись ждать.

Сидя в темноте на уступчике, я пытался сообразить, что еще надо сделать, дойдет ли до нас вода, сколько времени нам придется сидеть, когда придет спасотряд и так далее. Думал я, что сидеть нам придется долго - сутки, а то и двое, мы ослабеем от голода и холода и заболеем, возможно, будем терять сознание. Тут я встрепенулся, сообразив, что потеряв сознание, можно и свалиться с уступа. Я зажег свет, снова одел пояс и, пристраховавшись к какому-то выступу, заставил сделать то же самое Лешу. Муся же сказала, что она лежит заклиненная, и падать ей просто некуда. Потом мы опять выключили свет и угомонилисъ. Я снова начал размышлять о том, когда выйдет спасотряд, сможет ли он до нас добраться, как нас будут откачивать и транспортировать. В спасение собственными силами я не верил. Тут мне пришла в голову такая мысль: а что если мы за шумом реки, или потеряв сознание, не услышим спасотряда? Ведь нас не так просто найти в этой щели под потолком. Надо было как-то отметить наше местопребывание. Я попросил у Муси ее каску, привязал к репшнуру и спустил ее вниз к воде. Теперь можно было быть уверенным, что нас найдут.

Снова потекли томительные часы ожидания. Внизу шумела река, судя по нарастающему грохоту уровень воды все поднимался. Время от времени я включал свет и смотрел вниз, пытаясь определить уровень воды. Но она пока была далеко.

Часов через шесть шум воды изменился - начало стихать. Спустя некоторое время я слез на карниз посмотреть уровень воды. Но он был еще слишком высок, и я опять поднялся на уступ. Еще через час вода упала до прежнего уровня. Мы спустились на карниз и стали готовиться в путь. Всего мы просидели на уступе восемь часов. Но воды все еще было много и продвигаться по реке было опасно. Мы сняли нижние обвязки, связались ими и спустились в воду. Конечно, особого толка от такой связки не было, но она придавала моральную уверенность. Мы успешно преодолели десять метров чистой воды, прошли Четвертый завал и вышли к распору "руки-ноги". Пройдя его, я начал светить Мусе. Муся засунула свой фонарь за пазуху и полезла в распор. Она поднялась до его верхней части, но ее роста не хватало для того, чтобы перейти на противоположную стену. Муся решила тогда перепрыгнуть через щель. Она спустилась вниз, я на всякий случай перекинул через выступ ванночки репшнур и подал его Мусе. Я не верил, что одинарный репшнур сможет выдержать рывок падающего человека, но надеялся, что он хотя бы сориентирует Мусю ногами вниз, если она сорвется. Муся поднялась метров на десять, прицелилась и прыгнула через пропасть, стараясь ухватиться руками за край ванночки. Это ей удалось, и она повисла над бушующим потоком. Но от удара о скалу фонарик выскочил и исчез под Четвертым завалом.

После этого мы медленно шли вперед, освещая путь Мусе спереди и сзади. Я все время оглядывал стенки щели, прикидывая, можно ли здесь отсидеться в случае паводка. Выходило, что паводок застал нас в самом плохом месте. В любом другом легко можно было двигаться в горизонтальном направлении на высоте 5-10 метров, отыскивая удобное место для отсидки.
Наконец мы подошли к водопаду "Мойдодыр". Обычный путь по его краю был закрыт низвергающимися потоками воды. Мы остановились в недоумении. Поразмыслив, я решил обойти водопад сверху, где над нами нависал большой выступ. Я поднялся по стене, встал в распор "руки-ноги", подтянулся и повис над водопадом, а затем по потолку перебрался на верхний край водопада. Муся попыталась повторить мой путь, но для этого ей опять не хватило роста. Поэтому она (вспомнив Царицыно) решила пройти по стенке скалолазанием, - задача очень сложная, так как выступы на стене были очень маленькими, заглаженными, да к тому же еще и мокрыми. По крайней мере, я на такое лазание не решился. Я привязал к ней хилую страховку из одинарного репшнура, и Муся двинулась по стене. К моему удивлению, ей удалось вылезти на водопад без всяких приключений.

Видя Мусин успех, Леша тоже решил пройти по стене, и ему это также удалось. После "Мойдодыра" нас опять ожидал участок глубокой воды, где надо было идти по дну. Но наклон реки здесь небольшой, и течение не такое сильное. На всякий случай мы снова связались и до Водопадного ручья шли по грудь в воде, держась за стену. Когда, наконец, мы вылезли к ручью, я испытал чувство большого облегчения. Приятно сознавать, что поток уже не может сбросить тебя с уступа и потащить за собой. Теперь мы смело лезли напролом прямо под водой, не стараясь ее обойти. Впрочем, на Водопадном ручье нас поджидали новые неприятности: головное освещение отказало и у Лешки. У нас осталось одно мое освещение на троих, да и в нем стали садиться батарейки, и света хватало только на несколько метров. Поэтому мы двигались очень медленно, короткими переходами. После Второго завала свет у меня почти совсем потух, и можно было видеть только на двадцать сантиметров впереди себя. Тут уж мы пошли совсем наощупь. Где-то около Первого завала сбились было с пути, но вовремя спохватились и вернулись. Тут мы увидели впереди себя прожекторы и услышали голоса. Это, наконец, пришли ребята из Университетского зала. Они принесли нам еды и целую пачку батареек. Через полчаса мы были уже в базовом лагере. Так благополучно завершился этот драматический выход.

1981 г.



Кратко о пещере|исследователи| ad memoria|библиотека|архив|снаряжение|медаль
юбилейный вечер|перспективы

All Contents Copyright©2001-; Edition by Andrey Pilsky; Design by Andrey Makarov;
"Снежная"-XXX лет.